Не львиный день

Аудиоверсия сказки

Аудиоверсия сказки

Изо дня в день Льву приходилось просыпаться не по собственной воле, а по воле пары чёрных лап, тянущихся к его закрытым глазам. Каждое утро полосатый на ощупь проверял, всё ли с рыжим хорошо: в установленном Енотом порядке ощупывались усы, нос, грива и в самом конце — кисточка на хвосте.

Льву это очень не нравилось. В саванне есть закон: если льва разбудил — твои дни сочтены.

Рыжий сопротивлялся, рыкал, скалил зубы, но Еноту хоть бы что — новое утро, и он снова тянет чёрные подушки лап к львиным усам и дёргает за кисточку. Лев даже придумал, каким словом назвать эти безобразные выходки — шебуршания. И произносил его, тяжело вздыхая.

Но этим утром рыжий проснулся не от привычного шебуршания, а сам по себе. Проснулся и удивился. И даже немного расстроился, что его не пошебуршили. Хотя в этом он, конечно, не признается даже самому себе.

Лев прислушался. С кухни доносился скрип передвигаемой табуретки. Зверь встал и тихонько, чтобы не испугать Енота, направился к кухонной двери. Тут от увиденного его охватил ужас, капли пота моментально выступили на лбу.

По всей кухне были развешены праздничные гирлянды, а на стене красовалась большая цифра «1».

«Я что-то пропустил! Я о чём-то забыл! — недоумевал Лев. — Надо вспомнить, что сегодня за день… До дня енота ещё далеко… Может быть, сегодня день работников лесной прачечной? Не то… Полоскуна же с ним недавно поздравляли!»

Рыжий принялся усиленно чесать гриву, но никаких новых идей это не принесло.

Лапы Льва понесли его к окну, через которое он выбрался из дупла и побежал в лес. Он бегал от дерева к дереву, от норы к норе, подпрыгивая на кочках и спрашивая у зверей, не знают ли они, какой у Енота сегодня праздник. Но звери только удивлённо пучили глаза и разводили лапами, либо высказывали очень странные предположения: «Ты уверен, что Енот не увлекается радиоэлектроникой? Сегодня, кажется, день радиолюбителя!» Здесь лапами развёл уже Лев. Ему не оставалось ничего другого, кроме как собрать цветов на полянке и вернуться в дупло.

— Дорогой Енот, конечно, я не забыл о таком важном для тебя дне. Я тебя поздравляю от всей души и желаю тебе всегда быть счастливым. Прими от меня эти цветы!
— Я очень рад, что ты всё помнишь, Лев, — Енот как-то загадочно улыбался, а его масочка хитро блестела, отчего рыжий чувствовал себя совершенно потерянным. Лев не понимал, что именно, но что-то явно было не так. Он нелепо попятился назад.
— Всё, я побежал, — рыжему срочно нужно было скрыться из дупла.

Домой Лев пришёл под вечер, измученный и обессиливший от своих дум. Полоскун его встретил там же, где и провожал, на кухне:
— И где мой праздничный десерт?
— Точно! Я совсем забыл купить торт!
— Купить?! Так вот, что ты имел в виду, когда перед всем лесом хвастался, что всё на свете умеешь, даже готовить! И что за твоими саваннскими десертами очередь выстраивалась!
— И что, ты тогда попросил меня испечь торт?
— Да, я скромно попросил тебя испечь мне торт. А ты сказал: «Обещанного три года ждут, но для тебя, Енот, я через год испеку что-нибудь». Ну вот, прошёл ровно год.

Лев и Енот - Не львиный день

Енотик подвинул ко льву миски с мукой и яйцами. Лев совсем не понимал, что с этим делать, но надо было как-то выходить из положения. И он, повертев яйца в лапах, решил, что первым делом их нужно извалять в муке…