Жабон Жабонович вернулся!

В лесу шёл сильный пузыристый дождь. Пузырились все водные поверхности: от мелких лужиц до озера и болотца, на краю которого под большим зелёным лопухом сидел Жабон Жабонович в своём золотом жабо. Как и белый парик, оно ему досталось от дедушки — известного деятеля лесного театра. Жабо начинало подмокать, и это огорчало Жабон Жабоновича. Появилась угроза стирки. А стирка, как известно, приводит к изнашиванию вещей. Жаб своё жабо не планировал быстро снашивать и уж тем более тратиться на новое.
Жабон Жабонович вернулся!
«На солнышке высушу, и можно обойтись без стирки», — Жабон Жабонович решил не портить себе последний день отпуска. Поскольку он долго отсутствовал, ему не терпелось скорее разузнать все новости. Жаб громко квакнул, и у болотца почти сразу же появился Жабик. Он очень почтительно поприветствовал главного лесного жаба:
— Жабон Жабонович, здравствуйте! Давно вас не было видно!
— Да, пришлось отгуливать многолетний отпуск. Несколько месяцев накопилось. Нельзя же допустить, чтобы он сгорел! Пришлось отгуливать, родственников по очереди навещать.

— Жабон Жабонович, и как вы отдохнули?
— О, Жабик, в высшей степени хорошо! В гостях удавалось экономить лучше, чем дома. А ты ведь знаешь, я умею это делать так виртуозно, что никто даже не заметил моей экономии.

Жабик с восхищением посмотрел на опытного наставника.
— Представляешь, они считают, я — щедрый жаб!

Жабы дружно рассмеялись.
— Да, Жабон Жабонович, у вас талант! Хотя, знаете, говорят, был в лесу кто-то и побережливее вас.
— И кто ж это?
— Енот, говорят. Говорят, он раньше мастерски готовился к зиме. Всё, что ему нужно, либо в лесу добывал, либо в деревне находил. И всё у него в достатке всегда было: корешки, орешки, грибочки…

Жабон Жабонович довольно улыбнулся:
— Енот молодец! А знаешь, кто всему этому Енота научил? Я и научил!
— Ничего себе! Хотя… Это, видимо, было до вашего отпуска. Сейчас Енот уже не тот…
— Как это не тот?
— Жабон Жабонович, он недавно собирался выкинуть свои корзинки!
— Зачем же корзинки выкидывать? — Жабон Жабонович схватился перепончатой лапой за грудь.
— Ну, им со Львом места мало было в дупле.
— С каким это ещё Львом?

— Жабон Жабонович, вы все новости пропустили! Лев у Енота поселился, настоящий, из саванны приехал. Приехал и так и остался в лесу!
— Что же этот Лев собой представляет? Стыдно признаться, но я ни разу не видел льва.
— Бо-о-ольшой, Жабон Жабонович, огромный просто и рыжий! Мимо не проскочите, его с другого конца леса видно. А ещё иногда у него губа подворачивается и из-под неё та-а-ако-о-ой клык торчит.
— Жуткое, наверно, зрелище! Брр…
— Я ни разу не видел, но кто видели, говорят, несколько ночей спать не могли, всё им этот клык мерещился.
— Зачем он Еноту понадобился? Мало того что страшный, он же и ест наверняка за пятерых, раз такой огромный. Неразумно это как-то, льва заводить…

— Да уж, Жабон Жабонович, Енот с ним совсем изменился. Представляете, они теперь вместе в путешествия ездят!
— В путешествия? В лесу столько прекрасных мест! Хоть каждый день путешествуй. Совершенно безвозмездно.
— Не знаю, что и сказать… Енот сильно изменился!
— Жабик, хочу у тебя осведомиться. А этот Лев, он что, один приехал, без жабы?
— Совершенно один, Жабон Жабонович. Никого при нём не было.
— Тогда надо срочно всё исправлять. Я один с ними двумя не справлюсь, пойдём со мной, возьмёшь на себя этого Льва.

Дождь уже заканчивался, и появилось солнышко. Жабон Жабонович вспомнил о своём жабо и молча порадовался — до вечера высохнет.
— Жабон Жабонович вернулся, и он наведёт порядки! — жаб резко выпрыгнул из болотца, и они вместе с Жабиком поскакали в сторону полянки, где, ничего не подозревая, жили Лев и Енот.