В саванну!

Однажды Лев понял, что пора Енота со своей семьёй знакомить. Слишком уж много вопросов этот полосатый задавал: «Как ветки подо львами не ломаются?», «Если Лев — царь зверей, то на каком месте среди царей его папа?». И так далее.

Лев решил, что Еноту нужно всё своими енотьими глазами увидеть.

Рыжий принялся за подготовку: с помощью пернатых разработал самый короткий маршрут. Такой, чтобы Енотик не устал от переездов и не повернул назад на середине пути. Купил два билета, с белочками договорился, что они присмотрят за дуплом за веточку баобаба, а полосатому скомандовал собирать чемодан.

Енот был в себе уверен. Он начёсывал шерсть, чтобы выглядеть больше, скалил зубы, бил хвостом, подпрыгивая на месте. Полоскун смотрел в зеркало и видел настоящего хищника, а не маленького зверька с бандитской масочкой и треугольными ушками. И, даже сидя в самолете, Енот продолжал скалиться, заглядывая в иллюминатор.
— Енотик, нам долго лететь, возьми подушечку, — Лев заботливо подложил Еноту под шею мягкий валик.

После длинного перелёта, за время которого звери успели выспаться, наговориться и пересчитать все облачка, самолёт приземлился в саванне, где зверей встречало всё левосемейство.
— Раз лев, два лев, три лев… — тихонько считал Енот.

На самом деле это были бабушка, вторая бабушка, дедушка, папа, мама и старший брат. Пока рыжий всех обнимал, Енотик стоял в сторонке. Когда же часть с объятиями закончилась и пришло время представить всем полосатого, найти его оказалось затруднительным. Енот уже не скалил зубы, а прятался за спиной друга…

Лев и Енот - В саванну!

Львиная семья двинулась в сторону дома. Полоскун замедлил шаг, ему было спокойнее идти, зная, что все клыки в поле зрения и позади его хвоста нет опасности.

Первым делом, добравшись до нужного баобаба, Лев захотел осмотреть свой родной край — саванну.
— Енотик, ты с нами?
— Я лучше здесь побуду, — этим огромным открытым пространствам, по которым надо передвигаться перебежками от дерева до дерева, Енот не мог доверить свою шкурку и хвост.

Пока Лев с братом бродили по любимым местам, Мама Львица добывала ужин, а Папа Лев спал в тени акации, Енотик не находил себе места, перемещаясь от кочки до кочки, оглядываясь по сторонам и ожидая неприятностей.

Слух о львином приезде домой разнёсся по саванне. И уже очень скоро пришли львиные друзья. Увидев Енота, они тщательно осмотрели и обнюхали его. Полоскун не сомневался, что в их воображении его тушка уже запекается в духовке. Он, испугавшись не на шутку, решил спрятаться за спящего Папу Льва. Тут уже было не до выяснений, на каком месте тот среди царей.

Вернувшись, Мама Львица занялась ужином и не обращала на Енота никакого внимания, как будто его и не было вовсе. Надо сказать, что с момента их приезда полосатому она не сказала ещё ни слова.

На ужин была подана косуля. Енот, увидев на своей тарелке косулью ногу, с надеждой на помощь посмотрел на Льва. Но рыжий его неверно понял.
— Кушай, Енотик, ты же не хочешь обидеть мою маму, — шепнул он ему на ушко.

Полосатый принял вызов и вгрызся в мясо. Но, привыкший к корешкам и мелкой пище вроде печенек, он не мог с ним справиться. Кусок никак не откусывался, а тарелка с мясом перемещалась вслед за Енотом. Тогда он сменил тактику и, чтобы мясо перестало за ним двигаться, сел сверху на косулью ногу и в итоге отгрыз несчастный кусок. Вздохнув с облегчением, Енот победоносно посмотрел на окружающих. Все покатывались со смеху.

Дальше полосатый сидел совсем тихо и боялся притронуться к еде (что было для него совсем не характерно).
— Енотик, у тебя же накопилось столько вопросов, — снова шепнул ему на ушко Лев.

Енот подал голос:
— Я для вас настолько маленький, что вы не хотите меня даже съесть?
— Енотик, тебя не хотят съесть, потому что ты мой друг, и неважно, какого ты размера.

Дедушка Лев непроизвольно потянулся за очками. Мама Львица улыбнулась, показав свои клыки, от которых Еноту стало жутковато. А Папа Лев, привыкший, что его слово решает судьбы зверей, сказал:
— Мой сын должен жить в саванне среди себе подобных.

Хвост Енота тут же опустился вслед за чёрным носом.
Ужин закончился на закате. Когда небо из огненно-красного превратилось в тёмно-синее, Енотик сполз со скамейки, смастерённой из чьих-то костей, и поплёлся за Львом.

Спать зверей уложили в гостевой палатке. Ночью Папа Лев и Мама Львица отправились проверить, всё ли в порядке и хорошо ли спится их сыну. Заглянув внутрь, родители увидели переплетённые хвосты: рыжий — с кисточкой на конце и полосатый.

«И зачем я так его расстроил? Ведь мой сын ни к кому ещё так не относился», — подумал Папа Лев.
«Совсем как мы в молодости», — улыбнулась Мама Львица.

И с тех самых пор уже никто в саванне не смел посмеяться, пошутить или как-то ещё задеть полоскуна.