Камушки

Аудиоверсия сказки

Аудиоверсия сказки

Звери очень любили путешествовать. Льву, конечно, нравились места, где пожарче, а Еноту — где похолоднее, однако они никогда не забывали об особенностях друг друга. Рыжий помнил про густоту енотьей шерсти, а полосатый — про львиное происхождение. Когда Льву становилось невыносимо холодно вне дупла, они обычно отправлялись в саванну. Ну а летом ездили к морю.

Море — это единственное, ради чего Енотик был готов терпеть жару. Если бы не скучавший на берегу друг, полоскун не вылезал бы из воды часами. Конечно, больше всего Енот любил плавать в своём лесном озере. Вода в нём была настолько прозрачная, что он видел, как колышется шёрстка при движении его чёрных лап. Но раз рыжий не мог (или не желал: у каждого из зверей было своё мнение на этот счёт) находиться круглый год в лесной тени и ему нужно было солнышко, полосатый был готов один раз в год на некоторое время менять озеро на солёное море. В нём тоже были свои прелести.

В этом году Лев решил, что им, равнинным жителям, надо не просто поехать к морю, а пора покорять горы. Он нашёл место, где есть и то, и другое, и сообщил радостную новость полоскуну. Услышав это, тот оскалил зубы, отчего на носу его образовались морщинки. Больше всего на свете Енот не любил перетруждаться. А ведь именно этого от него требовал поход по горам…

В то время как Лев воодушевлённо рассказывал о покорении вершин и напевал тематические песни, Енот ощущал боль в лапах, которая всё нарастала и подбиралась к самому хвосту. Полосатый так боялся, что лапы его устанут, что заранее решил отдохнуть: на несколько дней залечь в дупло и не шевелиться, чтобы как-то подготовиться к неминуемой беде. Так он лежал до самого отъезда. А рыжий тем временем тщательно составлял программу их путешествия, делая отметки на карте и иногда поглядывая в сторону свернувшегося в клубочек Енота. Лев оставался непоколебим: он точно знал, что Енот влюбится в горы, как только их увидит.

Лев и Енот - Камушки

— Енотик! Я определил нашу цель! В этом году мы не полезем на вершину…
Полосатый навострил ухо.
— Это тяжело и, наверное, не стоит того, — продолжал Лев.
Енот воодушевлённо приподнялся с кровати.
— Мы пойдём до горной ледяной пещеры! Представляешь, внизу жара, а в ней лёд, застывший в причудливых формах! Это всего-то чуть больше двух тысяч метров над уровнем моря…
Фраза оборвалась тяжёлым енотьим вздохом. Упали оба уха. Упал обратно на кровать и весь енот.

Лёвушка не отступал:
— Енотик, я обещаю создать тебе все условия. Мы возьмём с собой рюкзак, полный корешков и сладостей, я положу тебе столько водички, сколько тебе понадобится, чтобы их все запить. А если тебя нужно будет нести на лапах, я понесу!

Это тоже не подействовало:
— По горам — ни за что. Я тебе не горный енот, Лев.

Тогда рыжий прибегнул к крайней и очень коварной мере:
— Ради меня, Енотик…
— Эх… Ладно, только не по жаре! Если будет жарко, никуда мы не полезем!
Лев не верил своему счастью.

Впервые в своей енотьей жизни полоскун надеялся на сильную жару. Однако закон подлости, который обычно работал на полосатого, тут повернулся к нему спиной и сработал на Льва. В день, когда звери прибыли на море, погода стояла прохладная. Зато вода была теплейшей, и Енот часами барахтался в ней, пытаясь поймать за хвост какую-нибудь рыбёшку. После череды неудач он где-то раздобыл сачок и наловил им мальков, чем и остался доволен.

Пока Енот занимался морской охотой, Лев тщательно подготавливался к походу. Лёжа на шезлонге, он записывал в блокнот, во сколько встаёт солнце, какая сторона горы должна быть самой тенистой, где самая живописная дорога. Как только план был готов и расписан по минутам, рыжий подошёл к воде, недовольно фыркнул на набегавшую волну и подозвал к себе бултыхавшегося в маске енота:
— Енотик, ты плавай пока, а я схожу нам за припасами. Завтра рано утром отправляемся в горы!

Что касалось енотьего питания, то этот вопрос полосатый никогда не упускал из-под своего чуткого контроля. Енот тут же вынырнул, снял маску и отряхнул шкурку. Лев предусмотрительно успел отпрыгнуть в сторону.

Звери припасли фруктов и полезных корешков, а на восходе отправились в горы.

Лев нёс рюкзачок, полный провизии. «Наверно, это вода такая тяжёлая, — думал рыжий, — или фрукты. Ну не енотьи же корешки…» Однако виду не подавал, только шёл чуть медленнее, чем рассчитывал.

Енотик пыхтел, но не забывал переживать за Льва:
— Лёвушка, дальше дорога будет совсем крутой, тебе ведь тяжело нести все наши припасы. Давай пойдём обратно, а, Лев? Мы ведь и так очень высоко поднялись…

Лев же с восторгом смотрел вперёд, предвкушая, как они доберутся до ледяной пещеры и как он будет гордиться своим Енотом, который будет первым из енотовых, кто взберётся так высоко. А полоскун тем временем с ужасом смотрел вниз, не понимая, как он здесь оказался.

Чем дальше звери шли, тем Льву становилось всё тяжелее нести рюкзак. В какой-то момент полосатый даже стал обгонять рыжего. Водичка почти вся была выпита, фрукты и самые вкусные корешки съедены, а не самые — надкусаны. Ноша по-прежнему казалась рыжему очень тяжёлой.

Добравшись почти до самой пещеры, где уже приходилось не идти лапами по камням, а карабкаться по отвесной горе, Лев не выдержал и сбросил свой рюкзачок с плеч. Тот приземлился на большой валун, подкладка рюкзачка надорвалась, и оттуда посыпались камушки. Прямо к енотьим лапам.
— Ено-о-о-о-от, ну как ты мог?!
Полосатый был невозмутим:
— Я надеялся, ты сдашься быстрее.

Лев поднял с земли рюкзачок, высыпал оставшиеся камушки и покарабкался дальше.

Енотик, забыв про усталость, последовал за ним. Полоскун, хоть и чувствовал себя виноватым, был уверен, что лучшая защита — это нападение. Поэтому он лез и вполголоса, чтобы не слишком злить рыжего, бубнил себе под нос:
— Сам виноват, нечего было меня сюда тащить.

Дойдя до входа в пещеру, представитель енотовых оглянулся и не поверил, что он это сделал. Ещё никогда он не бывал так высоко. Вокруг — только горы, вдалеке — луга. Енот видел горные хребты, покрытые снизу зелёным лесом, и задумался: после того, как замысел провалился, Лев сможет идти гораздо быстрее, как же его чёрные лапы будут за ним поспевать?

— Енот, хватайся за верёвку, полезли смотреть ледяные скульптуры! — Лев оборвал енотьи думы.
Спуск был не из лёгких, однако внизу зверей ждали причудливые формы изо льда.
— Смотри, Енот, эта на тебя похожа! — рыжий показывал на ледяную глыбу, которая, по-енотьему мнению, была от его красоты предельно далеко.

На земле же валялось много маленьких льдинок. Енот взял одну в лапу, та загадочно сверкнула в лучах солнца, и тут у зверя родился новый план, как поспевать за Львом на обратном пути.

— Лёвушка, большое спасибо, что ты уговорил меня сюда прийти! Здесь невероятно! А эти льдинки такие красивые! Мы забираем их домой! — улыбался Енотик, загребая их лапами в львиный рюкзачок.