Енот и Волк

Енотик, живя со Львом, всё время ощущал львиное превосходство по силе и авторитету в лесу. Рыжему достаточно было немного оскалиться, чтобы весь лес трепетал. Когда же скалился полосатый, пугались только букашки. А остальным обитателям леса его масочка воришки напоминала лишь про необходимость беречь свои припасы. Енота, конечно, уважали, но отнюдь не за его свирепость.

В ту самую пору, когда полоскун вовсю пытался доказать, какой он удалой зверь, в лес стал наведываться чужой голодный и злой Волк. Сначала он действовал осторожно, присматривался из-за деревьев, искал кого-нибудь повкуснее. Лесные звери думали, что большие острые уши им просто померещились. Но чем Волк становился голоднее, тем действия его становились всё не обдуманнее и не обдуманнее. Сильно осторожничать у серого не было времени. Чтобы утолить голод, ему требовались пять белок, три лисицы или одна лесная козочка.

Волк точил зубы, облизывал усы, но соваться к зверям побаивался. Голод вынудил его напасть на Ёжика, который часто в поисках молочка уходил за пределы леса. Серый рассчитывал, что справится с колючками, но Ёжик сжался в шар и защитил себя непробиваемой бронёй. Сколько ни старался Волк, колючки только царапали его нос. Отчаявшись, Волк отпустил ежа. Тот бежал в лес, скатываясь с пригорочков, настолько быстро, насколько могли его коротенькие лапы.

Отдышавшись, Ёжик поведал всем о страшном Волке:
— Уши во-о-от такие! Зубы во-о-от такие! Клянусь колючкой, он страшнее Льва! — Ёжик покосился на рыжего.

После волчьего нападения звери стали патрулировать лес. Ходили теперь только парами, а когда темнело, старались не высовывать носы из нор и дупел. Стало в лесу тихо и оттого страшно. Звери всё время держали уши востро. Малейший шорох поднимал звериную шерсть дыбом.

— Наш лес был самым весёлым и шумным в округе, а теперь он страшный и тёмный, — жаловался Енотик своему Льву. — Все боятся за свою шкуру, а я что? Я тоже боюсь. Я единственный в лесу полосатый, вдруг Волк выберет именно меня?
— Ну, есть ещё и барсучки, — осторожно возразил Лев, зная про енотью враждебность к ним.
— Барсучки?! У них всего две полоски, а у меня целых шесть!
— Не знаю, Енотик, как тебя успокоить… Но ты прав, так это оставлять нельзя. Я с этим Волком разберусь! И не с такими в саванне вопросы решал.

И тут полосатый понял, что часы пробили его енотий час.
— Нет, Лев, я сам! Сам защищу лес и наших соседей! — Енот воинственно задрал вверх чёрный нос.

Полоскун знал, что делать. Он отправился в свою мастерскую за дуплом и пробыл там до позднего вечера, вытачивая самое острое оружие и примеряя броню. Утром за завтраком полосатый застал Льва с «зубочисткой» во рту. Опознав в ней копьё, над которым он трудился много часов, выхватил его и угрожающе направил на Льва:
— Ты зачем мне оружие портишь?
— Я только травиночку вытащить хотел… — оправдывался Лев.

На поляну Енот выехал в колеснице, запряжённой парой серых гусей. Впоследствии полоскун утверждал, что гуси из деревни прибыли добровольцами и никто их не воровал. Голову полосатого защищал алюминиевый шлем. Сделав круг почёта, Енот помчался с копьём волка брать. Лесные звери разбежались по сторонам — от неожиданной смелости и чтобы под раздачу вместе с ним не попасть.

Лев и Енот - Енот и Волк

Енот остановился на центральной лесной поляне и заявил:
— Выходи, Волк! Я тебя не боюсь, у меня есть оружие против тебя!

Долго Волк не появлялся. Чем дальше, тем больше становился енотий страх. И не только енотий. Но полосатый делал вид, что всё идёт по его енотьему плану. Он гордо сидел в колеснице, масочка блестела, а чёрные глазки выискивали поблизости Льва на тот случай, если храбрости не хватит. Трусил Енот, что скрывать, но трусил он с высоко поднятым хвостом.

Шум в лесу разбудил Волка. Он навострил уши и отправился на разведку. Первыми серого почуяли гуси, они замахали крыльями, закричали «га-а-а-а» и так быстро взмыли вверх, что Енот только успел увидеть, как ему на нос с неба упала пара пёрышек.

Времени расстраиваться не было. Спрыгнув с колесницы, полоскун закричал:
— Выходи, серый Волк! Я знаю, что ты рядом!

Очень голодный Волк выпрыгнул из-за дерева. В этот же миг Енот бросился на него, не давая сделать и шага в сторону. Орудуя копьём, он пытался проткнуть Волка насквозь, тем самым почему-то заставляя его хохотать. Енот колол серую шкуру, а Волк заливался смехом, крутясь вокруг своей оси.

И вдруг на глазах у всего леса грозный Волк упал замертво.
Енот сначала не поверил своим глазам, но, оглянувшись по сторонам, увидел изумление зверей. Тогда полосатый решительно заскочил Волку прямо на брюхо, поднял вверх своё копьё и закричал:
— Лес свободен!

Звери заликовали, запрыгали, захлопали в енотью честь.

Когда полоскун спрыгивал на землю, ему показалось, что кто-то держал Волка за хвост. Он присмотрелся, но никого не увидел.

Так Енот не только добился признания лесных зверей, но, главное, сам поверил в свою силу и силу своих лап.